О студии

Октябрь 1

С чего начинается сценарист — интервью с Евгением Морозовым автором диалогов сериала «Лондонград».

Интервью сделанное рано утром на рассвете в необычном месте с интересным человеком, автором диалогов ко второму сезону сериала «Лондонград» Евгением Морозовым. Это короткая версия интервью. В ближайшее время мы подготовим развёрнутое видео. Женя расскажет о том, как стал сценаристом, о своём отношение к рекламным сценариями и о том, как все не гладко в современном российском кино.

-Доброе утро! Меня зовут Евгений Морозов. Мне 31 год. Я пишу сценарии.

-Жень, а скажи сценарист это профессия или призвание? Сценаристами рождаются или становятся?

-Я не знаю. Я не помню себя до какого-то возраста. Я не знаю, родился ли я сценаристом или нет. Просто в какой-то момент я начал писать в школе. Что-то записывать, а потом вдруг оказалось что за это во взрослом мире платят деньги. Я был маленького роста, мне нужно было как-то выделится и я начал шутит и записывать свои шутки и таким образом нравиться девочкам и с этого все и началось. И я начал писать уже для себя, для телевиденья, для радио.

-А когда была написана твоя первая сценарная работа?

-Первая сценарная работа была для Soundbox, я написал рекламный ролик. Я написал несколько безумных вариантов, а взяли самый простой.

-А с чего началась твоя работа в студии Soundbox?

-С того, что мой друг — Александр Лапшин, сказал мне: »А не пописать ли тебе для Soundbox?». А я как раз в этот момент размышлял, а не пописать ли мне вообще, в принципе не только для себя?! И вот так я начал стесняясь и робея писать для Soundbox, а потом вышел на другой уровень и стал писать много.

-А с какими известными и интересными людьми ты работал?

— Во-первых: Soundbox. Сейчас я работаю с великолепной командой Леши Попогребского, и сейчас я как сценарист пишу 3 из 12 серий для канала Россия. И я очень счастлив, что меня туда взяли и я с ними пишу, и очень многому учусь у них. И вот, пишу диалоги для 4,5,6-й серий. А еще я пописал, будет такой сериал на СТС «Лондон Град» называется. Там два сезона, и вот для второго сезона я написал 6 серий. Но не с нуля, а был уже поэпизодник.

-Вот грубо говоря ты работаешь в рекламе. Правильно? Ты пишешь сценарии и сюжеты для рекламных роликов, аудиорекламных роликов и т.д. Вот скажи, чему нельзя доверять в рекламе?

-Как сценаристу или как человеку который слушает рекламу?

— И как сценарист, и как человек слушающий рекламу.

-Ну, как слушающий рекламу… У меня вообще, всегда все время мысли: а не грешен ли я, что я пишу рекламу и засоряю людские уши и заставляю их косвенно покупать кетчуп, ездить на такси?! Этот вопрос открытый. Думаю, что лет в 70 я серьезно об этом подумаю. Поэтому как потребитель, я рекламе не доверяю вообще. А как сценарист приходиться. Меня в рекламе привлекает то, что там за короткий промежуток времени нужно успеть как-то не просто информативно донести, а создать какой-то микромир. И вот это микрописание меня привлекает. Есть макрописание, а есть микро. Вот это микрописание оно меня заводит.

-Жень, скажи, из-за чего возникает спор между тобой и заказчиком?

-Я , Слава Богу, не контактирую с клиентами. Контактирует Soundbox. Им приходится пытаться донести до клиентов, то это хорошая моя идея. Что эти 5 безумный идей с убийствами, что они прекрасны для рекламы стирального порошка.

-А можешь привести пример плохо работающей рекламы и хорошо работающей? Вот как сценарист скажи.

— Плохо работающая реклама, это когда она просто информативна. Когда клиент дает 15 листов описания своего продукта и просит это сделать за 5 секунда, потому что так дешевле. Будь проклят такой клиент. Правда, это очень сложно. А хорошая, это когда я изначально знаю что клиент дает какую-то свободу. А если клиент безумен, я имею ввиду открыт, этому миру, а не ему просто надо это стол, а это стул то тогда интересно писать. Тогда появляется хорошая реклама. Чаще всего именно в такие моменты. И когда клиент знает, хотя бы в какую сторону ему нужно двигаться

— Как проходи сам процесс написания сценария? Что-то особенное в этом есть?

-Нет, это труд. Ничего особенного в этом нет. Есть момент просто писания. Нужно заставить свою руку работать, нужно заставить ее писать. Потому что, если ты долго носишь идею в голове и ты что-то гениально покуриваешь в окно на фоне заката и это все не работает. «Писание – это переписывание», есть такая фраза которая из Лос-Анжелеса к нам пришла, я сколько я помню. Ты просто сначала пишешь вариант, потом ты снова пишешь вариант, потом т ы все это проклинаешь, потом ты ругаешься с женой, потом ты снова пишешь вариант, потом ты стреляешься, и потом ты снова пишешь вариант, потом ты ешь на ночь и снова пишешь вариант, потом ты пьешь до утра и снова пишешь вариант. Я конечно сейчас шучу, но про количество вариантов это правда, все остальное ложь.

-Но вот ты как-то абстрагируешься от окружающего мира?

-Нет

-Ты один работаешь на Soundbox?

-Нет, я не один. Я даже до конца не знаю. Все знает Лапшин. Он знает, сколько рабов на него работает.

-Жень, твои пожелания студии Soundbox, ее будущим клиентам, ее будущей команде?

— Soundbox я желаю развиваться, расширяться и углубляться не робкими шагами, а бесстрашно это делать. А клиентам… А клиентам, чтоб прислушивались. Я не могу сказать чтоб понимали, не поворачивается язык, они же платят деньги, а тот кто платит деньги тот и заказывает рекламу у Soundbox. Многовариативности я желаю Soundbox, чтобы клиент приходил и открывал рот от удивления, и не мог никак выбрать из кучи вариантов что ему надо.



Поделитесь: