О студии

Сентябрь 28

Вячеслав Соловиченко — интервью с диктором в студии Soundbox.

Работа диктора озвучивающего рекламные ролики отличается от работы диктора, который ведёт эфиры на телевидении или радио. Это другой мир и другая специфика работы. Мы начинаем серию интервью с известными дикторам, голоса которых звучат по всей России, СНГ, ближнему и дальнему зарубежью, с которыми сотрудничает наша студия.Теперь вы не только услышите, но и увидите этих замечательных профессионалов, а главное услышите историю их творческого пути. Мы будем общаться перед камерой, как с начинающими дикторами, так и со звёздами закадровой озвучки и дубляжа. Сегодня гость нашей студии — Вячеслав Соловиченко. Наш знаменитый голос Карлсона и не только.

Итак, у нас сегодня импровизированное интервью с известным , не побоюсь этого слова – диктором – Вячеславом Соловиченко, всё это происходит в студии Soundbox, в такой удобный момент.
— И хотелось бы спросить, Вячеслав, как актер театра начал читать рекламу?

— Ну, во-первых, всем привет, случилось то, чего я очень хотел двадцать четыре года, и спустя двадцать четыре года я здесь, на благодатной земле и спасибо Саше, который встретил, приютил, мы проверили микрофоны, и я здесь совершенно замечательно отдыхаю. А реклама это тоже получилось, наверное, случайно, я тогда как старики говорят: служил в Свердловском академическом театре драмы, шел по коридору , что-то бубнил как всегда, за мной есть такая дурацкая привычка, я что-нибудь говорю постоянно. И Завлит открывает дверь и говорит: Это ты сейчас бубнил? Я говорю: я бубнил. – Жду тебя завтра в студии город,- и назвал адрес в Екатеринбурге. И на следующий год я заработал первые свои деньги начиткой рекламы. Так это и пошло, а было это, по-моему в 1996 году. Вот тогда мое первое микрофонное знакомство с этой вот капсулой и произошло. Вот, как то так. Ну, а потом дальше, дальше, дальше …

— Мы уже где-то в 2008 первый раз работали…

— Да. Да, наверное…
— Уже вот сколько лет прошло…
— К сожалению, к сожалению… просто… а может, к счастью, но так складываются обстоятельства, что микрофон он требует постоянного тренинга, а когда ты в театре отдаешь этому много-много — всё своё время, всё то на микрофон остается мало и он даже ни как сынок, он как брошенный, и садишься и долго-долго его уговариваешь чтобы он начал принимать тебя, это как камера; камера, говорят, любит или не любит и микрофон то же самое. Если его начинаешь обижать отсутствием своего внимания к нему, то он просто перестает тебя слушаться. Вот и всё.

— А есть ощущение преимущества того что есть за плечами актерское образование? Ну, может быть в сравнении с дикторами которые работают только на радио, т.е. есть какое-то ощущение что лучше получается, больше возможностей?

— Нет, такого ощущения нет, мы просто немножко по-разному живем. Это знаете, все равно что сравнивать зеленый виноград и черный виноград, ну как, как их сравнивать? Профессия актёра она же лежит где? Она в мозжечке лежит, она не придуманная, это способ мышления. Вот компьютерщик, он ведь думает так, актёр, тоже, думает по-другому. Не потому что, получив диплом ты начинаешь думать по-другому, нет, наоборот, ты думая по-другому идёшь туда где ты находишь себя, вот и всё. И поэтому мне интересны, конечно, более игровые какие-то начитки текстовые, где есть возможность что-то сыграть, что-то разукрасить, что-то ещё, я их больше люблю. А вот обычные стандартные начитки, я не люблю, а они не любят меня. Вот и всё. У нас с ними, такая взаимная любовь на расстоянии, они на меня смотрят эти начитки, я на них смотрю. Мы друг друга уважаем, но не подчиняемся друг другу. Вот как-то так.

— В каждом деле всегда есть два момента, это работа где что-то не получается, что-то идёт тяжело, т.е. чисто рабочий процесс, когда нужно трудится и есть момент вдохновения-романтики. Вот в разрезе дикторской профессии, что является работой, что не нравится, что может быть напрягает, а что является вдохновением, той же самой романтикой?

— К моему счастью, за последнее время, у меня были начитки исключительная романтика, были начитки я зачитывал огромное количество текста на «Московские мечети». Я никогда не думал, что это такая миролюбивая религия, я когда всё это зачитал, я написал заказчику огромное спасибо, потому что одно дело когда мы слышим нас кем-то пугают, а совсем другое дело когда читаешь, ну, первоисточником это тоже трудно назвать это же перевод, а арабского я к сожалению не знаю, но я восхитился этой религией, и считаю что если бы люди бы знали свою религию, наверное было бы и меньше войн… Война это самая большая глупость на земле. Вот, потом, у меня были огромные заказы по природам нашей матушки-Руси: Байкал, Алтай, Дальний Восток, Золотое Кольцо. Я читал на детское радио, какие-то замечательные истории, кем я только не был, я был и трактором, я был и каким-то пылесосом, я много читал вот-такого вот. Вот здесь как раз включилось, соединилось и дикторское произношение – донести, и так называемое… Ну, что значит так называемое, и творчество, я надеюсь творчество. Потому что вроде как отказа не было, текст был принят, и говорят, что он звучал на Московском детском радио. Я очень благодарен, тем кто меня попросил это сделать. (звон колоколов) Вот, звучат колокола – это очень красиво. Мне очень здесь нравится. И поэтому вот я настолько хотел и хочу, любил и люблю этот пласт нашей профессии, потому что тот, как я уже сказал, мне не очень удается, и надо положить руку на сердце и сознаться. Я же не самовлюбленный идиот, я просто ловлю кайф от того что я делаю, и если это ещё и получается, вообще здорово. Вот, в этом году было несколько таких заказов, проектов , нынешним языком выражаясь. Я получил и денежное вознаграждение и моральное вознаграждение, т.е. я был просто счастлив всем этим. Вот здесь все соединилось как раз. Я ответил?

— А насколько выгодней работать в театре либо зарабатывать озвучкой? Ну, вот если теоретически представить, что заняться только озвучкой. Суммы не обязательно называть, просто.

— Нет, тут наверное не то слово. Не выгодно, а я жалею что в сутках мало часов, я жалею что здоровье ни как в 20, ни как в 30, всё таки 50 это… Ещё как бы молодишься, но понимаешь что устаешь быстрее чем когда тебе было 30, это само собой. Поэтому я понимаю, что я отравлен, напрочь отравлен театром.Меня это волнует, меня это бесит, я это люблю, я это ненавижу, это моя отдушина, это моя любовь и это моё проклятье театр. Потому что все мысли только там. Но и за все эти годы с 96-го года я полюбил то что я делаю у микрофона. Это моё любимое хобби. Я не скажу что я профессионал, нет, профессионалы – это другие люди. Я их знаю этих профессионалов, да мы их все знаем. Но это моё любимое хобби. Вообще профессионал это странное определение, ведь говорят профессионал тот кто получает за свою работу деньги, ну, вот я слышал такое вот определение. Но ведь, если мы возьмем человека с улицы которой не владеет профессией и будем ему платить, он ведь в нашем понимании не станет профессионалом. А как страдают местные телекомпании и радиокомпании которые начинают в эфире говорить: «Здравствуйте, в эфире город такой-то …» — они что профессионалы стали после этого когда они говорят вот так вот? Нет, ведь! Но они же получают за это зарплату. А ведь слушать это невозможно, вот ведь в чем дело. Поэтому кто такой профессионал, ну не знаю я, нет я знаю, но я не считаю что я профессионал в этом деле.

— Кого можно назвать эталоном? На кого можно равняться?

— Из ныне живущих?

— Из ныне живущих.

— Это все кто у меня в друзьях…

— Фамилии можно называть?

-Это все кто у меня в друзьях, это все кто налайкал нашу с тобой фотографию в Фейсбуке. Ребята огромное вам спасибо. Это все с кем я когда-либо, начиная от Минска и так далее и Хабаровска. Это все ребята профессионалы, они владеют своей профессией. Хочу два слова сказать, о человеке которого нет. Это Вадим Крылов – актёр Свердловского театра кукол, вот был супер профи, почему именно о нём, потому что , знаете, когда уходят люди, люди-легенды, о них как-то забывают. У нас же на слуху все и Ромка Покрышкин и Осипов, и Башков – вот ребята, боюсь просто всех не назвать. Много вас, вы все здорово все делаете, и дай вам Бог все здоровья. Но, вот хочу сказать именно о Вадиме Крылове – это был супер профи, это человек благодаря которому я пытался понять как человек настроением передает смысл, когда у него вдруг, в одну секунду меняется тембр, и когда он уходит вниз и начинает богато разговаривать и когда вдруг у него идет посыл да такой хороший! Это потрясающий был человек. Он погиб, он просто погиб. Царство ему Небесное. Я считаю его своим негласным учителем, потому что я по природе тенор, жуткий тенор, но благодаря ему я голос опускал себе до баритона, а на первом плане микрофона я даже могу утром уйти в профундо, я могу разговаривать на очень хороших плотных низах. Это благодаря ему. Я слушал как он извлекает звук, как он дышит, как он включает свою трубу, садится на опору и из него пошёл богатый тембр. Вот, это всё благодаря ему. Он обо мне не знал. Я его знал, мы встречались с ним несколько раз, в гримерке в кукольном театре, нет, так не правильно – кукольники обидятся – в театре кукол. Это уважение к этой профессии. Прошу прощения не правильно сказал. Вот и поэтому о нём хотелось бы сказать. Конечно же можно и нужно говорить о наших тех кто уже совсем состарился и кого нет. Это и Левитан, и дай Бог Кириллов ещё поговорит – это мастера. Были совершенно замечательные дикторы как, его дядя Вова Ухин называли, потом замечательно говорил Кочергин. Это голоса, это природа, это красивый звук, это благозвучие. Когда не говорят все на плоских регистрах и многоударность особенно лезет. Я же с Урала, я знаю что это такое, это катастрофа когда в одном слове по два, по три ударения, а когда в предложении каждое слово ударное это вообще ужас. Вот, эти люди, эти люди… Дай Бог кто жив – здоровья, а кто нет уже – ну что ж теперь, Царство им Небесное. Они эталоны, они приучили слушать как звучит голос, ведь много же и женских красивых голосов, но так как мы мужчины мы говорим о мужчинах. Женщины привет, я вас обожаю.

— Вот как раз к вопросу о звуке, в случае когда, да без разницы театр или радио, утром просыпаешься а нет голоса, сегодня читать, сегодня выступать, сегодня работать на публику, что делать? Бывали ли случаи? И как удавалось выкрутится из этой ситуации?

— Были конечно. Как же не было. Надо греть. Под рукой заливки ведь нет. Как это сделать? Конечно её надо всегда бы нам иметь кто владеет. Надо греть глотку. Надо чтобы кровушка пришла, правильно называть, к голосовым складочкам и она немножечко их оживила. Но это катастрофа, это грозит узлами, потому что когда они воспаляются, мы на них даем такой прессинг. Кровь придёт, вы даже извлечете звук на какое-то время, но они вам отомстят. Они обязательно, складочки, отомстят. Но надо греть, надо дышать над теплым, надо дышать над всякими ингаляторами. Можно самое простое – это саксофон, просто сидишь и дуешь вот в эту маленькую дырочку. Прилив идёт только успевай, потом пауза, отрежешь. А надуешь себе – поговорил, несколько фраз сказал опять подул, но тут нужен музыкальный слух, так чтобы начинать с той ноты на которой ты закончил чтобы не было рваным. К сожалению, многих актёров, тех кто театральные, многих постигает когда работаешь с ангиной, а это вообще беда. Голос потом не возвращается. Я из-за этого бросил курить, курил я 25 лет, и когда в очередной раз меня постигла ангина, а заказчики наверное понят я часто писал: ребята, не пишусь – ангина. Не могу – ангина. Потому что его просто нет, голоса, его просто нет. Сходил к фониатру, по наводке, опять таки, Ромки Покрышкина. Роман, привет, ты супер, ты мастер, ты профи. Вот, и я тогда сходил, врач мне тогда сказала: бросайте курить, мало вам, — говорит, — ваших проблем, вы, ещё, и никотином разъедаете. Я подошел тогда к дому, выкурил две подряд, сказал: эх. И всё, больше не курил, уже вот три года. Ну ничего, беречь надо себя ребят, беречь. Пиво не надо холодное пить, с возрастом это ой как аукается. Берегите, как это там в поговорке говорится, честь с молоду, так и здоровье тоже надо беречь.

— И напоследок, фирменный голос Винни-Пуха!

— Нет, не Винни-Пуха, Карлсона! Я так счастлив что часто меня заказывают с этим голосом, и даже кто-то сказал что у меня это получается, ну может быть, я не знаю. Недавно исполнился юбилей Василия Ливанова, конечно ему не передадут что я просто восхищен его творчеством, кто же ему передаст, он же это не будет наверняка смотреть, но я так, в космос посылаю ему пожелания здоровья и всяческих благ, и спасибо ему за то что он нам сирым, бедным и убогим использовать то что он родил. Самое лучшее в мире привидение с мотором! Ну полетай ещё маленечко, ну что ты. Спасибо большое всем кто досмотрел это до конца, я не думаю что мы уж так много отняли времени, дело в том что сегодня и вчера, и позавчера в Ялте шторм, поэтому мы гуляем по городу. Всем спасибо, всем пока! Всех благ!



Поделитесь: